• Вход
  • Регистрация
  • Подписка

Нефтегазовые новости

Виниловая плитка

Успешные зарубежные проекты


Новость от 17.01.2020, добавлена в 20:48 в категории: Компании 936 просмотров 0 комментариев
Виниловая плитка
Прошлый год стал успешным для всех зарубежных проектов ТНК-ВР. Во Вьетнаме успешно запущено, подключено к инфраструктуре платформы Лан Тай и готово к промышленной добыче газа месторождение Лан До. Основной венесуэльский актив – СП PetroMonagas – существенно увеличил добычу нефти и перевыполняет производственный план. Геологоразведочные работы в Бразилии привели к открытию значительных газовых залежей. О перспективах развития международного бизнеса ТНК-ВР, о своих впечатлениях от работы в Компании и о секретах адаптации к разным часовым поясам «Новатору» рассказал Старший вице-президент ТНК-ВР по международным проектам и развитию бизнеса.

Как раз нетрадиционные источники газа для нашей страны пока еще экзотика. Вот буквально в октябре Shell, выигравшая тендер, начала бурить первую скважину. Мы же рассматриваем по большей части активы с традиционным газом, который в основном и добывается. Это именно то, в чем у нас есть наработанный в России опыт. Украина для нас сейчас в приоритете, очень интересный регион. В рамках этого приоритета был открыт новый офис, сделан в нём ремонт с использованием самых современных отделочных материалов (паркетной доски, ламината и виниловой плитки - dobry-pol.ru/kupit-vinilovuy-plitku/) и новейшей компьютерной и оргтехники. Также в рамках нового нового офиса было открыто представительство «Разведка и Добыча». Основная задача которого – поиск новых возможностей и потенциально, в случае заключения сделок, помощь в интеграции активов в структуру.

Новатор: Борис Семенович, руководство ТНК-ВР неоднократно заявляло, что одной из ключевых целей международной стратегии Компании является обеспечение к 2020 году 10% всей добычи углеводородов зарубежными проектами. В конце прошлого года ТНК-ВР добывала за рубежом 42 тыс. барр. н.э. в сутки. Приблизились ли мы за год к цели, увеличилась ли добыча?


Борис Зильберминц: Да, добыча растет. Наша доля в добыче за рубежом выросла в 2012 году по сравнению с тем же периодом 2011-го на 14%, до 50 тыс. барр. в сутки, и будет продолжать расти в 2013 году. В основном это происходит за счет роста добычи в Венесуэле, на проекте PetroMonagas, где в целом по совместному предприятию за прошедший год добыча выросла на 20% и на сегодня составляет 140 тыс. барр. в сутки Во Вьетнаме пока поддерживается примерно один и тот же уровень добычи. С запуском месторождения Лан До мы могли бы добывать существенно больше, но так как это газовый проект, то объемы добычи здесь зависят от возможностей и потребности местного рынка. Бразильский проект пока находится на стадии геологоразведки, здесь в 2012-2013 годах проводятся изучение бассейна, сейсмические работы, бурятся разведочные скважины. Кроме того, совместно с национальной бразильской компанией Petrobras начинается совместное изучение наиболее экономически привлекательных вариантов монетизации газа.

Новатор: Поговорим немного подробнее обо всех проектах. Осенью на месторождении Лан До во Вьетнаме началась добыча. Как долго запасы этого месторождения позволят поддерживать добычу газа на том же уровне, который необходим для обеспечения сырьем энергетики Вьетнама?


Зильберминц: В октябре текущего года мы запустили обе пробуренные на месторождении скважины, проложили подводный трубопровод, установили подводный манифольд и все необходимые коммуникации для дистанционного управления работой скважин. Таким образом, впервые в истории ТНК-ВР мы провели все работы по запуску проекта на море самостоятельно, сделали это в срок, с должным качеством, соблюдением всех стандартов ОТ, ПБ и ООС (HSE) и в рамках бюджета. Сейчас пробуренные скважины работают в тестовом режиме, мы определяем потенциал их добычи, и нужно сказать, что обе скважины оказались очень успешные. Промышленная добыча газа на месторождении будет увеличиваться в периоды роста спроса на газ. Во Вьетнаме спрос, как и в России и во всем мире, сезонный – в первой половине года, приблизительно до мая, спрос велик, и в это время мы будем подключать Лан До, а во второй половине года, примерно до ноября, во время дождевого сезона, спрос падает, и работать будет в основном Лан Тай. Пока нам экономически более выгодно добывать газ на Лан Тай, он более жирный, с содержанием конденсата.

Запуск Лан До позволит нам продлить «полку» по добыче газа на месторождениях блока 06.1. Запасы Лан Тай постепенно истощаются – планируется, что добыча на этом месторождении будет постепенно снижаться, однако газ Лан До позволит еще несколько лет поддерживать добычу на том же уровне. Текущий уровень – около 4,4 млрд м3 в год – сохранится еще года четыре, возможно, даже немного дольше.

Новатор: А дальше что?


Зильберминц: Дальше – наша заявка на тендере по блоку 05.3/11, соседнему с нашим 06.1, оказалась успешной, в настоящее время мы ведем переговоры о заключении Соглашения о разделе продукции (СРП) и надеемся в первом квартале следующего года эти переговоры завершить. При условии успешной геологоразведки мы получим существенные дополнительные объемы углеводородов и увеличим масштабы своей деятельности во Вьетнаме.

Новатор: А остаются ли еще возможности доразведки на блоке 06.1? 


Зильберминц: Да, остаются – на блоке есть еще одна структура, которая называется Phong Lan Doi Deep (PLDD). Но пока ее бурение является довольно рискованным и находится на грани экономической рентабельности: все, что мы открываем на этом блоке, подпадает под условия действующего СРП, а цены на реализуемый газ в нем фиксированные, поэтому пока экономика не оправдывает рисков.

Новатор: Кроме проектов по добыче газа, у нас во Вьетнаме есть доля в газопроводе Нам Кон Сон и в электростанции Фу Май 3. Что нового происходит на этих проектах?


Зильберминц: Наш газопровод является наиболее протяженным подводным газопроводом в мире, и я с гордостью хочу отметить, что в этом году его надежность составляет 100%. Это высокорентабельный проект, и мы получаем от него хороший доход. Что касается электростанции, то мы передали этот проект обратно ВР. С точки зрения экономики эффект от нее был небольшой. В рамках целой производственной цепочки – от добычи газа до выработки электроэнергии – это выглядело красиво, но не более того. Основные доходы мы получаем от добычи газа и эксплуатации газопровода.

Новатор: Каковы планы ТНК-ВР по развитию в Венесуэле? Вы упоминали о возможной оптимизации портфеля активов в этой стране, в чем она будет заключаться?


Зильберминц: После приобретения активов ВР в Венесуэле у нас образовался самый большой не только из всех российских, но и вообще из всех зарубежных компаний, работающих в этой стране, портфель проектов. Мы имеем доли в четырех активах сразу – ООО «Национальный нефтяной консорциум» (ННК), который вместе с венесуэльской PDVSA в рамках СП PetroMiranda ведет доразведку и начинает добычу тяжелой нефти на блоке Хунин-6, и три СП с PDVSA – PetroPerija, Boqueron и PetroMonagas. Все эти проекты потенциально нуждаются в инвестициях. Особенно инвестиций требуют два проекта по добыче тяжелой нефти. Это, во-первых, PetroMonagas – действующий, работающий проект, добывающий на сегодняшний день 140 тыс. барр. нефти в сутки и имеющий возможность с учетом расширения и дополнительных крупных инвестиций увеличить добычу до 210 тыс. барр. в сутки. Второй проект, который требует существенных инвестиций, несмотря на относительно маленькую нашу в нем долю, всего 8%, – это Хунин-6, из которого мы и приняли решение выйти.

С учетом ограниченного объема средств, которые мы можем направить на инвестиции, гораздо привлекательнее выглядит СП PetroMonagas. Именно на этом проекте мы и решили сфокусироваться. Сейчас у нас в СП небольшая доля, всего 16,7%, для такого крупного проекта этого мало. Поэтому мы ведем переговоры с PDVSA о возможности обмена наших долей в СП PetroPerija и СП Boqueron на дополнительную долю в PetroMonagas. В перспективе нам бы хотелось иметь в этом проекте до 40% участия. Это позволит нам сконцентрировать человеческие и финансовые ресурсы на одном, но очень крупном проекте, и приступить совместно с PDVSA к увеличению производственных мощностей, которое потребует многомиллиардных инвестиций.

Новатор: Хотя геологоразведочные работы и разведочное бурение в Бразилии еще далеко не закончены, мы уже нашли там газ. Но у этого сырья всегда есть специфические сложности, связанные с его транспортировкой и продажей. Есть уже понимание, как быть с газом, или мы все же будем упорно искать нефть?


Зильберминц: Основная часть населения и промышленных предприятий Бразилии находятся в прибрежной зоне вдоль океана. А наши участки – посреди дождевых лесов Амазонки. Поэтому наша основная проблема – логистика. Но в то же время штат Амазонас сейчас активно развивается, и в целом экономическая программа Бразилии предусматривает создание массы промышленных предприятий, у которых будут потребности как в нефти, так и в газе. Площадь блоков, на которых мы работаем совместно с HRT, гигантская, и мы исследовали пока еще очень небольшую ее часть. Пока мы находим газ, и его нужно найти довольно большое количество, чтобы рассмотреть различные варианты его использования и монетизации. Если у нас будут большие объемы газа, это может быть сжижение, если меньше – производство электроэнергии и продажа ее через единую сеть, в которую Бразилия планирует завязать свою энергосистему. Кроме того, Бразилия – один из самых крупных в мире потребителей минеральных удобрений, поэтому газ может использоваться в их производстве… Возможностей много, и мы недавно подписали соглашение с бразильской Petrobras о совместном изучении возможностей монетизации газа – ее блоки расположены рядом с нашими, и на них тоже обнаружены существенные объемы газа. Если объединить их объемы и наши, такой проект может быть весьма интересен. При этом мы продолжаем геологоразведочные работы, и в следующем году начнем бурение разведочных скважин на блоках, где геологи предполагают наличие залежей нефти.

Новатор: Какова стратегия ТНК-ВР в целом в Южной Америке? Ранее Колумбия упоминалась в числе интересных для Компании стран.


Зильберминц: Поскольку мы уже работаем в Венесуэле и Бразилии, мы ищем возможности для развития в других странах Южной Америки, используя и наши офисы, и человеческие ресурсы. Сейчас в Латинской Америке наиболее динамично в плане роста объемов добычи углеводородов развивается Колумбия. Активно проводятся тендеры, за последние годы существенно выросла добыча, начинается разработка тяжелой нефти, пояс которой частично заходит из Венесуэлы на колумбийскую территорию. Нам, конечно, эта ситуация потенциально интересна. Мы можем переносить сюда приобретенные в Венесуэле навыки. К тому же, испанский язык, которым владеет наш персонал, стабильное законодательство, привлекательные экономические условия, значительное улучшение ситуации с безопасностью, поэтому инвестиции могли бы быть довольно эффективными. Мы внимательно изучили рынок Колумбии, разработали стратегию и в следующем году надеемся приступить к ее реализации.

Новатор: После того, как ТНК-ВР не выиграла тендер на Юзовскую площадь в Украине, Компания сообщала, что не теряет интереса к активам в этой стране. Продолжаем ли мы изучать возможности участия в разработке ее недр?


Зильберминц: Участие в тендере на Юзовскую площадь – это был для нас определенный пробный шаг, мы стали лучше разбираться в ситуации в Украине, получили лучшее понимание геологии и перспектив. Это был один из первых крупных тендеров в Украине, в дальнейшем будут еще тендеры, и мы изучаем возможности как участия в них, так и приобретения уже работающих активов – новые технологии и передовые практики работы ТНК-ВР могли бы существенно улучшить эффективность таких проектов.

Новатор: Культуры, в которых работает ТНК-ВР за рубежом, абсолютно разные. Возникают ли сложности из-за того, что российская, латино-американская и азиатская культуры настолько непохожи друг на друга? 


Зильберминц: Конечно, возникают. Одного лишь знания иностранного языка не хватает для того, чтобы понять культуру страны. Ее необходимо отдельно изучать, и мы планируем проведение соответствующих тренингов. У нас уже состоялось такое мероприятие – кросс-культурный семинар, в котором участвовали сотрудники всех наших зарубежных подразделений, мы сравнивали культуры стран, в которых работаем. На семинаре мы в очередной раз убедились, что все совершенно разные, и основное, что нужно для успешной работы в той или иной стране – как минимум, уважать, а еще лучше полюбить и принять ее культуру.

Новатор: При этом ведь необходимо соблюдать грань между уважением к культуре и потребностями бизнеса.


Зильберминц: На самом деле работать умеют все, и в любой культуре можно успешно вести бизнес. Вот, например, во Вьетнаме населению в целом не свойственно уделять очень уж большое внимание технике безопасности, вопросам HSE. Я недавно был в Ханое, в окно гостиницы была видна стройка высотного дома, и рабочий прямо по краю ходил босиком, без страховки, без каски, и ничего… В то же время наше предприятие, TNK Vietnam B.V. – наверное, одно из самых передовых в мире по практикам HSE, по охране труда, здоровью, экологии. На проекте Лан Тай уже десять лет не зафиксировано ни одного несчастного случая. На морской платформе пылинки нигде нет, все идеально. Это показывает, что если четко формулировать свои требования, мотивировать людей к их выполнению, выстроить систему и показывать личный пример, то все будут работать так, как нужно, все зависимости от культуры.

Новатор: Борис Семенович, наши зарубежные активы очень удалены от России, разница между Венесуэлой и Вьетнамом вообще составляет 11 с половиной часов. Вам приходится много летать, перелеты очень длинные, климат абсолютно другой. Как выжить? Есть какие-то секреты?


Зильберминц: Организм привыкает адаптироваться, когда поездки становятся частыми. Мой секрет – уже в самолете настраиваться на время того места, в которое летишь. Если там ночь, то я заставляю себя лечь спать в самолете, даже если в Москве середина дня. Таким образом, за 10-15 часов полета адаптируешься к новому временному поясу. Ну и плюс нужно постоянно следить за своей физической формой и вести здоровый образ жизни – тогда чуть легче, но каких-то специальных секретов у меня нет. За последние 15 лет я налетал более миллиона миль и сейчас как-то даже особенно не задумываюсь перед очередным полетом.

Новатор: Вы уже почти год проработали в ТНК-ВР. Отличается ли корпоративная культура Компании от других крупных компаний, в которых Вам приходилось работать?


Зильберминц: Отличается. Но как раз от ОАО «Газпром нефть» отличается, наверное, не так сильно, потому что очень многие процессы – не скажу, чтобы копировались, но строились по примеру ТНК-ВР. На мой взгляд, в России ТНК-ВР по качеству управления и эффективности ушла гораздо дальше других компаний. Другое дело, что те, кто догоняет, всегда более голодные, более пассионарные. Всегда есть опасность успокоиться и почить на лаврах, а тем временем отстававшие начинают тебя обгонять. Проведенный с помощью Schlumberger сравнительный анализ капитальных и операционных затрат российских компаний показывает, что нас догоняют, и очень серьезно дышат в спину, и это определенный сигнал.

Новатор: А можете отметить какие-то особенности корпоративной культуры ТНК-ВР, с которыми пришлось столкнуться?


Зильберминц: С самого начала меня удивило, что очень много совещаний проходит на английском языке, и все себя при этом чувствуют совершенно комфортно, ТНК-ВР – по-настоящему двуязычная компания. Многие процессы здесь уже внедрены, и многие внедряются впервые в России. Здесь нет этой боязни: пусть кто-то другой сначала попробует, а потом уже мы. Новые идеи, новые технологии в России зачастую сначала тестируются в ТНК-ВР, а потом уже внедряются и в других компаниях. Я бы не назвал это даже здоровым авантюризмом – все-таки это продуманные шаги, просто это готовность пробовать, внедрять что-то новое у себя и не бояться. Плюс интересная команда генеральных директоров в регионах, такой сплав опыта и молодости, который нацеливает на результат и здоровую конкуренцию. Каждый хочет, чтобы именно его предприятие было успешным, при этом все с готовностью делятся наработками и знаниями друг с другом, это тоже очень помогает в достижении успеха. Новатор: Можно еще отметить, наверное, что уровень культуры HSE в ТНК-ВР выше, чем в других российских компаниях.

Зильберминц: Это как раз показывает, что научиться может любая культура. Ведь российская культура исторически на HSE не заточена совершенно, мы привыкли полагаться на авось, всегда надеемся, что «пронесет». Однако опыт ТНК-ВР в области HSE четко показывает, что если этим заняться, то людей можно определенным образом воспитать. Из того, что я видел, это, наверное, самая лучшая организация системы безопасности труда, в плане HSE мы среди российских ВИНК номер один.

Новатор: Какая задача, вызов для Вас лично сейчас является главной? Чему Вы уделяете больше времени в настоящий момент?


Зильберминц: Первая задача, которую ставили перед нами акционеры – разобраться с приобретенными международными активами, обеспечить их бесперебойную работу. Пожалуй, уже можно сказать, что мы интегрировали в структуру ТНК-ВР приобретенные в 2011 году активы, успешно запустили проект Лан До во Вьетнаме, выстроили грамотную систему геологоразведки в Бразилии, оптимизируем и повышаем эффективность портфеля активов в Венесуэле. Хочется расти дальше, ведь возможности для этого есть. Мы понимаем, что в портфеле Компании зарубежные проекты конкурируют с российскими за инвестиции, и потому должны выполнять роль не только географической диверсификации, но еще и быть максимально экономически эффективными и, по возможности, привносить новые навыки и технологии в российские проекты. Поэтому нужно не останавливаться на достигнутом, активно работать, чтобы сделать ТНК-ВР по-настоящему международным игроком – все-таки, если исходить из добычи, мы все еще на 98% российская компания.

Ну а если говорить о конкретных проектах, нам сейчас очень интересна Украина. Надеюсь, что из шести-восьми проектов, которые мы там рассматриваем, один-два все-таки «выстрелят». В Украине работать будет проще, русский язык всем понятен, культура близкая, поэтому туда можно отправлять производственников хоть из Оренбургского региона, хоть из Сибири, без требований обязательного знания иностранного языка. Ну а потом, для меня здесь и шкурный интерес: вместо суток лёта – тут всего час...





Оцените новость
5 из 5
рейтинг
1
голосов
936
просмотров



Понравилась новость?

Расскажи друзьям!









Похожие новости: